cognitive
Вы можете связаться с нами по почте
cognitive@​sovremennik.ru
Московский театр
Современник
Основная сцена
Чистопрудный б-р, 19
Другая сцена
Чистопрудный б-р, 17
генеральный партнёр
фонд вольное дело
art by sota+

Графика создана при помощи генеративных состязательных сетей (Generative Adversarial Networks — GAN). Также использованы оригинальные разработки SOTA+, позволяющие пользователю контролировать процесс генерации, а также работать в произвольном разрешении без перетренировки моделей.
Ваня Демидкин
об авторе
ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ТЕАТРА. АВТОР ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛА «ПИШИ ПЕРФОРМЕНС»
01.04.2021
Ваня Демидкин
об авторе
ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ТЕАТРА. АВТОР ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛА «ПИШИ ПЕРФОРМЕНС»
01.04.2021

Исследования интернета и технологий – такая же тематически необъятная территория, как и театр. После разговора с Полиной Колозариди и Дмитрием Муравьевым я понял, что предложить облако смыслов и тегов, необходимых для понимания медиа, было бы полезно. Именно поэтому вместе с художником Денисом Протопоповым я собрал этот репозиторий – список ссылок на теоретические статьи, инструменты и платформы (в основном англоязычные), которые дадут понять, о чем нужно помнить, работая с современными технологиями в искусстве. Несмотря на то, что репозиторий поделен на блоки, все темы являются перекрестными и взаимодействуют между собой.

Политика технологий

Мы неоднократно говорили, что любые технологии являются носителями социального устройства общества, его предрассудков и стереотипов, надежд и утопий, то есть политики в широком смысле слова. Более того, интернет и цифровые технологии не только репрезентируют текущее состояние политики, но и конструируют ее, становятся средствами ее утверждения.

Для более основательного и структурированного входа в тему политики технологий предлагаем прочитать уже описанную нами статью Лэнгдона Виннера Do Artifacts Have Politics? (1980), где автор приводит примеры технологических решений, влияющих на доступность городского пространства. Если с англоязычным текстом у вас возникают трудности, можете посмотреть видео с комментариями к тексту. В настройках доступны русскоязычные субтитры.

После этого предлагаем вам ознакомиться с конкретным кейсом. В конце марта 2019 года Марк Цукерберг написал статью о необходимости государственного регулирования интернета в связи с вопросом конфиденциальности данных. Многим это не понравилась – в течение следующих дней вышли разоружающие его план материалы. Прочитайте, например, два из них: этот и этот. Вне зависимости от выбранных сторон эта дискуссия показательна тем, как остро воспринимается политическая нестабильность технологий.

При этом, она же и порождает многие проекты. Так что давайте назовем несколько независимых платформ, которые своим устройством представляют альтернативу большим технологическим корпорациям: сервисы txt.fyi и temper позволяют создать одностраничные DIY-сайты без навыков программирования, Archetype используется как пространство для онлайн-выставок, Odie генерирует сайты из Google-документов, Clone Zone дублирует чужие сайты, Snap2HTML формирует HTML-страницы в виде папок на Windows, а Blot создает блог без интерфейсов.

Несмотря на то, что каждому из этих сервисов можно найти более известные аналоги (например, Tilda для создания сайтов), эти сервисы используют или открытый исходный код, или закрытый, но созданный инди-командами не для коммерческих целей. Их альтернатива не только технологическая (свобода от трекинга, приватность, отсутствие платы), но и идеологическая.

Изменение интернета

Интернет как один из феноменов технологической культуры за сравнительно короткое время своего существования претерпел множество изменений. Будучи созданным как пространство свободы и децентрализации, он перерос в нечто совершенно другое. Например, интернет сейчас воплощает в себе, как минимум, две полярные концепции контроля: китайскую (государственно регулируемую) и американскую (корпоративную). Осознание тех изменений, которые произошли с интернетом, позволяют представить и то, как изменился окружающий нас мир.

Начать разговор о трансформации интернета мы предлагаем со статьи How to Internet. Во-первых, в ней предлагается не инженерно-научная позиция, а пользовательская: как люди могут ощутить историю развития интернета на собственном опыте. Во-вторых, авторка материала подробно описывает изменения языка, который используют по отношению к интернету. Например, она пишет о появлении правил «нетикета» (сетевого этикета) и привычке-метафоре 90-х говорить об интернете в категориях дорожного движения с его развязками, знаками и потоками.

А если хотите узнать, какое отношение все эти изменения имеют к искусству – вот текст The Art of the Internet, Restored and Out in the World. В нем рассказывается о выставке в New Museum, посвященной нет-арту и его более поздним вариантам. А если вы хотите напрямую познакомиться с направлением, изучите вот эти работы: Love (1995), Epithelia (1999), FloodNet (1998) и Marisa’s American Idol Audition Training Blog (2004-2005). И еще: в 2000 году художник Евгений Фикс написал для «Художественного журнала» забавный текст «Два Photoshopa», в котором предложил диалог двух версий одной программы: Adobe PhotoShop 3.0 и Adobe PhotoShop 5.0 об изменении технологий во времени.

И снова кейс о том, как меняются технологии на примере конкретного человека. В 1989 году Тим Бернерс-Ли создал World Wide Web, то есть тот самый интернет, который мы знаем. У него были определенные свойства: например, свобода и децентрализация (об этом мы подробно писали в другом тексте). Но спустя несколько десятилетий развития технологий Бернерс-Ли уже утверждает, что современный интернет не соответствует той утопии, со стремлением к которой он был создан. А к тридцатилетию веба в 2019 году он пишет уже подробный текст, где перечисляет, с чем интернету надо бороться: со спонсируемыми государством атаками и взломами, сетевым харассментом, криминальным поведением, доходами на рекламном кликбейте и так далее. В конечном счете, Тим Бернерс-Ли переходит к действиям: создает «новый веб» и описывает его.

И это далеко не первая попытка тотального переосмысления интернета. Другой пример – проект Feminist Internet, борющийся за равноправие женщин и маргинализованных групп. Одной из их инициатив стало создание чат-бота F’xa, рассказывающего о гендерной предвзятости поисковых систем, алгоритмов и голосовых ассистентов. Более подробно о задачах и целях проекта можно узнать из интервью с соосновательницей Feminist Internet Шарлоттой Вебб.

Сетевая децентрализация

Несмотря на описанную нами выше зависимость интернета и технологий от общества и политики, многие инженеры, исследователи и художники пытаются использовать цифровое пространство для перераспределения и рассеивания ресурсов и власти, то есть для их децентрализации. Они создают продукты и сервисы, которые оказываются независимы и неподконтрольны крупным технологическим корпорациям. Это открывает возможности для воображения альтернативного пользовательского опыта и мышления.

О том, как технологически устроена децентрализованная P2P-система написано много. Мы предлагаем сосредоточиться на двух материалах. Во-первых, Why Decentralization Matters, где необходимость такой системы объясняется с помощью описания истории развития интернета. Во-вторых, если первого текста вам окажется мало, прочитайте статью This is Fine: Optimism & Emergency in the P2P Network. Это более сложный с точки зрения языка материал, в котором сетевую децентрализацию вписывают в разговор о политике современного неолиберализма и построения коллективных сообществ.

Искусство также оказалось под влиянием идеи децентрализации. О том, как эта система проявляется, а также интерпретируется в работах художников можно прочитать в тексте Кристианы Пол Digital Art/Public Art: Governance and Agency in the Networked Commons. Интересно, что в некоторых из приведенных авторкой примеров идея децентрализации используется не на уровне материала, темы или содержания работы, а как принцип ее создания. Так P2P-система становится чем-то вроде вдохновения для коллаборативных арт-практик.

Возвращаясь к сервисам и платформам, мы хотели бы перечислить несколько. Все они основаны на принципах децентрализации, так что позволяют понять, как такая система используется на практике: веб-браузер Beaker Browser, шеринг-сервисы Piratebox и ShareDrop, чат cabal и онлайн-редактор Etherpad. Кроме них, есть целый список open source инструментов, которые можно использовать в собственной практике.

Этика данных

Несмотря на внешнюю нейтральность, данные (как и технологии) несут в себе большое количество социальных и политических характеристик, ведь они не берутся из пустоты. Их собирают, модифицируют и хранят конкретные «сборщики», люди и алгоритмы. На этом этапе данные и наполняются контекстом тех, кто с ними работает. Это отмечают многие: например, художница Мими Онуоха выводит конкретные пункты, о которых нельзя забывать при работе с данными, а философ и социолог Рената Салецл пишет о них с позиций этики и прогресса (текст опубликован на русском языке).

О проникновении политики в сбор данных можно также узнать из подробного материала Кейт Кроуфорд и Тревора Паглена Excavating AI. На конкретных примерах они рассказывают о тех механизмах, которые лежат в основе машинного обучения и которые оказывают влияние на данные. Особенно их материал интересен тем, что в нем большое внимание уделяется разговору о невидимости маргинализованных групп населения в работе с данными.

Мы уже неоднократно говорили: технологии конструируются обществом, впитывая его текущие характеристики, включая различные формы дискриминации: сексизм, расизм и колониализм. Для борьбы с ними художники и активисты создают инициативы, которые предлагают альтернативные модели организации технологий и данных. Но, прежде чем перечислить их, давайте разберемся с теорией.

О том, как дискриминация проявляется в процессе сбора данных, можно узнать из двух видео: Is Big Tech colonizing the internet? и Gender Shades, лекции On Digital Colonialism, проекта World White Web, текста Everyone Watches, Nobody Sees: How Black Women Disrupt Surveillance Theory, интервью «Вернуть себе наше пространство и наше время».

Процесс сбора данных часто становится основой художественных работ. Например, у Торил Йоханнессен есть проект Words and Years, который представляет визуальные графики, основанные на данных из академических источников и новостных журналов. А у Мими Онуоха проблема данных лежит в основе сразу нескольких произведений: Us, Aggregated, We Are Searching For, Pathways, In Absentia. Возвращаясь к нет-арту, внутри него тоже поднималась проблема данных. Проекты How Do You See Disappeared? A Warm Database (2004) и Black Net.Art Actions (2001-2003) об этом.

Феминистские технологии

Несмотря на большое количество активистских проектов, направленных на борьбу с гендерной дискриминацией, многие сферы технологий остаются преимущественно мужскими. Это особенно характерно для образования, управления корпорациями и разработкой, то есть зон публичной и видимой работы. Из-за этого дисбаланса мужской взгляд переносится и на продукты их деятельности: например, большинство голосовых ассистентов обладают по умолчанию женской идентичностью, воплощая в себе роль «секретарши» (подробнее здесь и в проекте Lauren). Собственно, феминизм является одной из тех оптик, которые выявляют и меняют текущий дисбаланс в технологиях.

Чтобы не быть голословными, оставим ссылки на два русскоязычных текста. Во-первых, интервью с американской исследовательницей Кэтрин Д’Игнацио о дата-феминизме и возможности использовать феминистскую мысль как исследовательский инструмент. Во-вторых, текст Ольги Таракановой о сексизме и различных формах дискриминации в аудиовизуальном контенте. Также советуем вам русскоязычную статью «Феминистская оптика в цифровом искусстве» и напоминаем, что в блоке про изменение интернета мы описали еще несколько феминистских проектов.

Создание среды

Развитие и распространение цифровых технологий дало возможность создавать целые среды, где инженеры лишь намечают возможные рамки пользовательских действий, но не застраивают их до конца, оставляя свободу выбора. Например, это могут быть игры, трехмерные VR-пространства или социальные сервисы.

Что это значит для искусства? На этот вопрос дал ответ российский художник и теоретик Дмитрий Булатов в статье «Сумма подвижных технологий». Он обратил внимание на два подхода к цифровому искусству: создание объектов и целых сред. По Булатову, у каждого из них есть цели и задачи, инструменты и следующие за этим пользовательские или зрительские ожидания, привычки и возможности. Эссе Булатова позволяет более четко понять те условия, в которых работают те или иные художники, а также найти язык для описания их произведений.

После прочтения материала попробуйте применить его оптику на конкретных работах: например, перформансе In-Out Lab художницы Ольги Зубовой или Playbour City Engines дизайн-студии The Rodina.

Текст Дмитрия Булатова полезен и в театре. Законы, по которым создаются цифровые среды, можно интерпретировать в разговоре об иммерсивном или партиципаторном театре, которые часто и предлагают физические среды для существования зрителей внутри них.

Генеральный партнёр